Гуцульская свадьба

Сочная зелень просторных левад дышит спокойствием. Солнцем нагретые ржи пышут сытым удовлетворением. Безграничная глубина голубого неба синеет, ярче, оживленная волшебным лучом солнца… А где-то в долине, спрятанная в зелени, скрытая рожью, закрыта горами, ободренная солнцем белеет точкой гуцульская хата. А все великое и бесконечное вокруг нее. Сейчас ее покорность совершенно исчезла. Окошки сверкают непривычной чистотой, выглядывая против солнца. Даже старая крыша приободрилась. А все из гордости, что необычный праздник пройдет под ее охраной. Ярко, бодро, быстро цветут вышивки, цветастые платки. Серебряные бусы сияют гордо и самоуверенно. Ведь сейчас будет богатая свадьба, жизнерадостная, горячая, страстная, как они сами, гуцулы.

Бум, бум, бум, бум, – доносится сильнее шум, над суетой человеческих чувств, сострадания и радости. Музыка играет быстро, еще быстрее, мелодии тянется долго, долго и скрываются испуганно за тяжелым стуком бубна. Бум, бум, бум, бум! А свахи сидят кругом на скамейках, присматриваются, перешептываются и переплетают все своими однообразными, многословными песнями. Кожухи летят, лапти скачут без устали и стучат непрерывно такт гуцулки. На лицах девушек и парней видно рвение, пылкость, быструю страсть танца.

Движение, крик, суета закончилась. Сватки, свахи лезут в дом. Кто не успел протиснуться, заглядывает за дверью, окнами. В комнате кишит как в улье. Дым стелется в комнате так густо, что лица всех словно туманом закрыты. В облаках его зарисовывают кругом стены и под окном контуры лавок, а на них свахи, тесно прижавшись к себе. Поют они отчетливо и достойно радостную, душещипательную, свадебную:

Ой летіла зозулечка через сад
своє пір’я розширила на ввесь сад!
Ой час тобі дівчинонько на Посаг».

А перед ними стол скатертью чисто застеленный, а на столе деревце художественно убрано разноцветными натровыми свечами, бутылка меда барвинком украшена и калач. Напротив окна на отдельной скамье сидит за столом княгиня. Вид у нее понурый, она грустная и заливается горькими слезами. Это все положено, относится к свадебным обычаям и не удивляет никого. За княгиней стоит ее брат. Вид у него мрачный, словно сердитый. Спокойно, с должным уважением расплетает он ее косу и отступает не торопясь. Начинается женская работа. Волосы мажут медом, укладывают красные завивки долго и подробно, после прикладывают, примеряют, впитывают. Укладывают все медленно и внимательно, чувствуя полное значение момента. Все участвуют в этом. Присматриваются, поправляют, советуют и поют бесконечно единодушную мелодию со все новыми словами,

Ой лежать барви барвінковії
Ой не папороть паде
Мамка віночок кладе
Білими рученьками
Добрими гадочками
Дрібними слізоньками.

Пение притихло, шум утих, внимание всех обращено на большой черный ящик у окна, робко спрятанный под большим рантухом. Время в дорогу! Бабы закишели. Молодая, забыв о горе, быстренько прячет все свои горести и поспешно вытирает следы их, слезы. Встают. В церковь пора. Трижды обходит княгиня рядами дом своих родственников, трижды стучит брат топориком над помостом дверей, из которых княгиня выйдет. Родственники благословляют дочь, одевают ее в гугла («род белой шерстяной пелерины, обвитой вокруг шеи») и крестят ее трижды. Садятся на телеги. Рядом с молодой сидит дружка, увенчанная косицами и красными обильными лентами, которые закрывают волосы. Музыканты идут рядом и играют без устали.

Самоуверенна смотрит княгиня. Нынешний праздник ее, праздник почести и славы. Счастье или несчастье против этого мало значит. Важно только то, что такого дня для нее уже не будет. Неподалеку церкви в усадьбе какого-то хозяина ждет молодой со своим обществом и своей музыкой. Он имеет на себе те же гугл, что и молодая, а в руке золото-блестящий топор и барашковую, косицами украшенную цветами, шапку. Вокруг него много любопытных. Контрастно они смотрятся своей серотой на фоне празднично ярких одежд свадебных гостей. Недалеко двор, где находится князь, останавливается у дороги княгиня со своим обществом. Все выговариваются вволю, долго и подробно, не торопясь, а музыканты играют и говоря современным сленгом – сейшенят между собой. Наконец обе группы объединяются вместе.

Князь и княгиня идут в церковь. В них обоих на руках лентой привязаны бублики. Как выйдут из церкви, посмотрят через них на небо. Когда найдут солнце, будут счастливы, а не найдут – несчастливы. Такое поверье. Входят перед алтарем. За молодым стоит дружба с его мерлушковой шапкой в руках, над головой молодой держат хлеб. Князь и княгиня стоят на рантухе (головном уборе замужней женщины), в нем есть спрятанные деньги, чтобы были богатые. В конце свадебной церемонии, вкладывает священник княгини белый рантух на шею. После отходит она к отдельному алтарю для отдельного благословения.

Венчание кончилось. Гуцулия заговорила и спешит к выходу. Лишь несколько женщин и княгиня остались в церкви при алтаре. Там разложено много разноцветных платков, это свадебные подарки. Женщины кладут их медленно друг на друга (есть их 9) и одевают в них княгиню. Завязывают все в рантух. Выходят.

Садятся на телеги. Рядом с княгиней дружка, родственники, свояки. Возле князя дружба и его семья. Разъезжаются в противоположные стороны. Музыканты соединившись с начала в один непроглядный хаос, удаляясь от себя, набирают самостоятельности и победно вырываются из комплекса тонн мотивов мелких гуцульских мелодий. И все по дороге словно семенит, смеется. Кузнечики бодро двинулись вперед, потянулись и в конце остановились у дома. Из дома вышли свои и стали на пороге, хлеб-соль неся. Приветствуют княгиню. Она идет в комнату, а с ней почетные гости и свояки. Оставшиеся на дворе веселятся и кормятся. Ходят там домашние пирожки, голубцы раздают, пиво наливают. Все едят досыта. Только молодежи не до еды. Обнявшись крепко, предается она бешеному танцу, выбивая резко такт лаптями. А в доме на чисто закрытом столе появилось три миски с студенцом, а перед каждым гостем поставлен белый калач. Настроение почтенное и выжидающее. Молодая еще не совсем веселая, но уже смирилась с судьбой. Кто-то входит. Посланник – это от молодого, смеет ли князь прийти? Просят, чтобы пришел, едят, говорят, болтают.

В одиннадцать часов вечера приходит князь с дружбой, за ним его бояре. Княгиню и дружку спрятали. Князь и дружба ходят по скамейке и ищут якобы, а потом выманивают, выкупают их денежными подарками. Трижды обходит князь с княгиней рядами дом, а потом садятся рядом с собой под окном посередине всего общества. Гости прежние вступились, бояре и гости молодого занимают их места. И музыка князя семенит, приглашает танцевать. Со двора бас напоминает “Танцуй, танцуй!”. Здесь скрипка поет: “Скорее, скорее!”. Не стерпели бояре. Сорвались и пустились в задорный танец. А снаружи месяц заглядывает, посмотрит везде своим лукавым глазом, прищурит вего хитро и улыбнется широко.

В серебристую величественную ясную ночь зазвенел таинственный голос трембиты. Это ночной сторож сообщает, что полночь недалеко. Замелькали звезды своим надземным сиянием, зарумянился месяц красным заревом. И все они вспоминают: “Домой пора!”. Встали молодожены, послушали тайных голосов, пошли в новую жизнь…

Автор: М. Нижанкивский.

P. S. А еще например свадебный салон Киев такой как “ДИОНА” www.salon-diona.com.ua может предоставить огромный выбор разнообразных свадебных нарядов и аксессуаров для свадьб разных стилей